Королева-мать: железная рука в бархатной перчатке

Эксперт по этикету Ксения Ферзь рассказывает, что можно и что нельзя делать, если вы оказались при дворе Соединенного Королевства.

Модули

Древняя РусьIX–XIV векаИстоки русской культурыКуратор: Федор УспенскийМосковская РусьXV–XVII векаНезависимость и новые территорииКуратор: Константин ЕрусалимскийПетербургский период1697–1825Русская культура и ЕвропаКуратор: Андрей ЗоринОт Николая I до Николая II1825–1894Интеллигенция между властью и народомКуратор: Михаил ВелижевСеребряный век1894–1917Предчувствие катастрофы Куратор: Олег ЛекмановМежду революцией и войной1917–1941Культура и советская идеологияКуратор: Илья ВенявкинОт войны до распада СССР1941–1991Оттепель, застой и перестройкаКуратор: Мария Майофис

Елизавета Боуз-Лайон, не рождённая принцессой

Её будущее как представителя одного из старших членов королевской семьи не было предопределено рождением. Елизавета стала девятым ребёнком для лорда Боуз-Лайона и его супруги Сесилии. Всего же у пары родилось 10 детей. Девочка была наиболее близка со своим младшим братом Дэвидом, появившимся на свет через два года после неё. Ходили слухи, что биологической матерью Елизаветы была на самом деле не Сесилия, а некая простая девушка, которая выносила ребёнка от лорда Боуз-Лайона, так как законная жена была уже не в состоянии родить сама. Эти инсинуации, тем не менее, так и не получили подтверждения. Семья Елизаветы была самых настоящих аристократических кровей. Когда девочке было 4 года, она вместе с родителями и братьями-сёстрами переехала в роскошный родовой замок Глэмис в Шотландии. До 8-ми лет она воспитывалась и обучалась дома, а затем продолжила образование в одной из частных школ в Лондоне. Впрочем, в 13 лет Елизавету вновь перевели на домашнее обучение.

Елизавета Боуз-Лайон в 1910 году. (The Daily Telegraph)

Начало Первой мировой войны она застала подростком: семейное гнездо Боуз-Лайон переоборудовали в военный госпиталь, и Елизавета выполняла обязанности медсестры. Вскоре, уже будучи юной девушкой, она впервые вышла в «большой свет», где тут же снискала бешеную популярность и заполучила нескольких поклонников. Одним из воздыхателей был принц Альберт, будущий король Георг VI (на тот момент младший брат принца Эдуарда, следующего в очереди на престол).

Инеш и Педро

На дворе XIV-й век. Португалией правит король Афонсу IV, а в наследники престола метит его сын — инфант Педру.

В расположение португальского двора прибывает кастильская принцесса Констанса Мануэль со своей обслугой. Её прислал отец — влиятельный дворянин и внук кастильского короля Фернандо III — Хуан Мануэль, в надежде породниться с португальской королевской семьей. И уже в 1339-м году инфант Педру женился на Констансе.

Король Педру I

Однако сердцу не прикажешь. И молодому Педру было суждено влюбиться в одну из дам, сопровождающих кастильскую принцессу. Её звали Инес де Кастро (или, на португальский манер, Ине́ш ды Ка́штру), и была она из известного галисийского дворянского рода.

Инеш и Педро

Эти отношения вызвали озабоченность при дворе. Все опасались влияния Кастилии на молодого инфанта. Педру и Инес были вынуждены встречаться тайно. Сам Король Афонсу IV был особенно озабочен дружбой инфанта с братьями Кастро.

Дабы поумерить пыл инфанта, король отсылает Инеш де Кастро подальше от двора, на кастильскую границу в замок Альбуркерке. Тем не менее, страсть не утихла, и Педру часто писал письма своей любимой Инеш.

Инеш де Кастро

В октябре 1345-го Констанса — жена инфанта — умирая рожает сына Фернанду. Появляется наследник престола. Вдовец Педру вопреки воле отца возвращает Инеш из изгнания, тем самым провоцируя недовольство двора.

Король Афонсу пытался образумить сына, и даже подобрал ему новую партию для брака. Однако Педру оправдывался недавней потерей жены и категорически не хотел жениться вновь. Встречи с Инеш продолжались.

Читайте также:  Идеи 2021 что продавать в интернет магазине

Педру забрал Инеш на север, где за семь лет она родила четырех детей от инфанта: три мальчика (один из которых умер после рождения) и одну девочку. Два незаконнорожденных сына — наследники Педру — были прямой угрозой будущему португальского престола.

Афонсу IV переживает за своего законного внука. Придворные плодят слухи, что братья Инеш готовят убийство маленького Фернанду. Поговаривают, что Педру уже тайно обвенчался со своей галисийской дамой! Король и его совет решают, что лучший выход из ситуации — убить Инеш де Кастро.

Инеш и Педро

В 1355-м году Педру и Инеш переезжают во дворец Санта-Клара (Santa Clara) при монастыре в Коимбре. И однажды, когда Педру не было во дворце, король и несколько верных ему дворян отрубают Инеш голову.

По легенде её слезы полились в реку Мундегу и образовали «Фонтан Слёз» — «Fonte das Lágrimas». А кровь застыла на камне в фонтане навеки. Это место находится в «Поместье Слёз» (Quinta das Lágrimas), превращенное в наши дни в отель.

Династический спор

С 1328 г. в англо-французском противостоянии появился новый оттенок. Именно тогда старшая ветвь Капетингов, с конца X в. правившая Францией, прервалась. На престол был избран представитель младшей ветви этого рода Филипп Валуа (Филипп VI). Но дело в том, что короли Англии с полным основанием претендовали на куда более близкое родство со старшими Капетингами, чем Валуа, только по женской линии. Мать взошедшего на английский престол в 1327 г. Эдуарда III была родной дочерью Филиппа Красивого. В Лондоне начал вызревать грандиозный проект. Теперь там задумались не только об упрочении положения в Гаскони, и даже не только о возвращении всех земель, принадлежавших первым Плантагенетам, но об объединении двух королевств под одним скипетром.

До поры до времени вопрос не ставили ребром. В первое десятилетие своего царствования Эдуард III был занят военной кампанией в Шотландии, но, возможно, уже тогда он обдумывал грядущее вторжение во Францию и стремился обезопасить себя от северного соседа именно на этот случай. Кроме того, война в Шотландии позволила набраться опыта и армии, и полководцу. В это же время английские дипломаты делали все возможное, чтобы обеспечить прочный союз с Фландрией.:

Вторжение англичан на континент. Гравюра Густава Доре

Однако при французском дворе диспозицию оценили неправильно. Там полагали, что англичане увязли в Шотландии, а, следовательно, наступил удобный момент, чтобы предпринять очередную, возможно окончательную, попытку решить «гасконскую проблему». В 1337 г. французский король Филипп VI, собрав сведения о нарушениях англичанами вассальной присяги, объявил о конфискации Гаскони. В ответ Эдуард III во всеуслышание заявил о своих правах на французский престол и объявил войну Франции. Этот агрессивный акт, как мы видели — далеко не первый по данному вопросу, и полагают началом собственно Столетней войны.

Общие правила поведения на балу и бальный этикет

Приглашения на бал посылаются не менее чем за 10 дней до его начала.В разгар сезона этот срок увеличивается до 3 недель.В первые 2 дня после получения приглашения следует сообщить устроителям бала о своем туалет должен быть изящным и одновременно изысканным, отвечать требованиям моды и специально пошитым к очередному драгоценных камней должен соответствовать цвету и бриллианты или рубины и бриллианты- к розовым тканям; жемчуга и бриллианты или сапфиры и бриллианты – к голубым рекомендовалось держать в руках небольшой букетик время бала перчатки не снимали ни дамы,ни кавалеры,за исключением ужина и игры в человек, как и девушка, принимая приглашение на бал, берет вместе с тем на себя обязательство танцевать. В случае недостатка в кавалерах или дамах обязанность танцевать падает на каждого. Выказывать неудовольствие или дать заметить, что танцуешь по необходимости, крайне неприлично. Напротив, тот, кто хочет сделаться любимцем общества, должен всей душой предаться удовольствию и танцевать с любым партнером.

На балу ни на минуту не забывайте, что выражение лица должно быть веселым и любезным. Унылое или злое лицо на балу — то же, что пляска на поминках.

При прибытии на бал с опозданием сначала нужно приветствовать хозяев, а лишь затем заводить разговоры со знакомыми (последних можно приветствовать кивком головы).

На танцы можно приглашать заранее (в том числе и на балу). Однако на бал учтиво приезжать, обещав заранее не более трех танцев

Главный в танцевальном зале — распорядитель бала. Его нужно слушаться беспрекословно, не спорить с ним и не устраивать скандалов. Распорядитель отвечает за порядок в зале.

Кавалеры должны ухаживать за дамами, приносить им прохладительные напитки и всячески развлекать. Разговоры должны происходить негромко и не затрагивать сложных или серьезных тем. Следует избегать любых проявлений шутовства. Кавалеры, которые находят удовольствие в том, чтобы вызывать смех в свой адрес, достойны сожаления.

Споры и размолвки, возникающие между кавалерами, должны улаживаться за пределами бальной залы.

Дамам не следует злословить, напротив, надо вести себя приятно, мило и доброжелательно. Кроме того, дамам следует избегать любых проявлений дурного юмора, который может вызвать неодобрение. Самый главный враг дамы на балу — это ревность, которая заметна всегда. Дамам следует передвигаться мягко и бесшумно как дома, так и в обществе, и оставлять впечатление мягких шагов феи.

Громкий смех, шумная ссора, грубые слова, нескромные взгляды, в общем, все, что расходится с законами красоты, должно быть избегнуто с особым тщанием. Поведение дамы по отношению к кавалеру должно быть всегда размеренным и скромным, но дамы не должны отказывать кавалерам, пригласившим их на танец, — признание, достойное любого внимания.

Вообще на балу следует держать себя скромно, танцевать грациозно и соблюдать приличия; прыгать, ломаться, принимать жеманные позы значило бы выставить себя в глазах одних предметом, достойным осмеяния, а в глазах других — предметом, достойным жалости.

Относительно абсолютная монархия

Согласно официальной версии, Британия является конституционной монархией, где «королева царствует, но не правит». Массовое сознание рисует хозяйку Букингемского дворца в роли национального символа старой доброй Англии – наряду с красной телефонной будкой, двухэтажным автобусом и Биг-Беном. Но в реальности по объёму властных полномочий королева Великобритании превосходит отнюдь не только своих августейших коллег вроде испанского монарха Филиппа VI или японского императора Нарухито.

Читайте также:  7 шопинг-правил, которыми пользуются мудрые женщины

Дело в том, что в Англии отсутствует писаная конституция (её просто нет!), а политическая жизнь регулируется традициями и обычаями. Они-то и позволяют английской королеве объявлять войну и заключать мир, распускать парламент, накладывать вето на любые решения депутатов, отправлять в отставку правительство и назначать премьером любого своего подданного, а не обязательно лидера победившей партии. Более того, в руках английских монархов сосредоточена не только светская, но и духовная власть. Хозяйка Букингемского дворца является по совместительству главой Англиканской церкви. Согласитесь, такие полномочия не снились даже иранскому аятолле или «любимому руководителю» Северной Кореи!

Впрочем, в Британии короли давно не позволяют себе старомодных абсолютистских замашек. Они предпочитают действовать из-за «парламентской ширмы», используя основные партии – консерваторов и лейбористов – как две изящные перчатки на своих руках. В самом деле, зачем принимать огонь на себя, когда легче выпустить на сцену специально обученных шоуменов?

Вот только Елизавета II старается не отходить от дел – она тихо и ненавязчиво контролирует деятельность британских премьеров, коих с момента её коронации в 1952 году сменилось уже четырнадцать, начиная с легендарного Уинстона Черчилля.

На протяжении почти семидесяти лет каждый вторник британский премьер приезжает в Букингемский дворец на личную встречу с королевой, которую журналисты прозвали «еженедельной терапией». Они запираются вдвоём, подальше от чужих ушей, и обсуждают важнейшие политические вопросы.

По словам отставных премьер-министров, обычно королева просто задаёт вопросы. И если ответ её не удовлетворяет, то она задаёт новые – пока глава кабинета не поймёт, что она чем-то недовольна и что политический курс необходимо подкорректировать.

Показательно, как в начале 1990-х королева лишила Маргарет Тэтчер доступа к информации, поступающей от разведслужб, то есть «ослепила» и «оглушила» её как политика. Оно и понятно – «железная леди» провалила «партийное задание», допустив объединение Германии и образование «четвёртого рейха» вокруг Берлина. В итоге миссис Тэтчер ничего другого не оставалось, кроме как «добровольно» уйти в отставку. Так что знаменитая формула «царствует, но не правит» при ближайшем рассмотрении приобретает совсем другой смысл. По сути, королева занимается стратегическим планированием, а вся управленческая текучка (и ответственность за провалы) достаётся премьеру.

Разумеется, хозяйка Букингемского дворца правит Британией и Содружеством не единолично. С незапамятных времён монархи опираются на родовую аристократию – поэтому в парламенте её представителям выделена целая палата лордов. Именно английские аристократы создавали могущественную империю – покоряли туземные народы, управляли колониями, искусно курировали дипломатию и разведку. Формирование британского истеблишмента всегда происходило по одной и той же схеме. Отпрыски знатных фамилий учатся в специальных частных школах, элитных колледжах типа Итона и престижных университетах вроде Оксфорда и Кембриджа. Живя в спартанских условиях, они получают особые управленческие знания и вступают в закрытые элитные клубы, где происходит отбор наиболее ценных кадров.

Английский истеблишмент всегда высоко ценил свои старомодные обычаи. И если страны-соперницы Англия ослабляла с помощью разных «прогрессивных» идей и революционных движений, то у себя дома она бережно подстригала свой «аристократический газон».

Обратите внимание: именно Британия приложила руку к крушению российской, германской, австро-венгерской и турецкой монархий во время Первой мировой войны. Но разве сама она пошла по пути «прогресса»? Не тут-то было! Английская родовая элита всегда понимала истинную цену традициям, дающим конкурентные преимущества любому государству.

Впрочем, считать Елизавету II абсолютным монархом тоже было бы преувеличением. Показательно, что въехать в Лондонский сити она может лишь с согласия еголорда-мэра, которое она, впрочем, всегда получает. О чём свидетельствует эта отнюдь не декоративная традиция? С появлением капитализма английские монархи и аристократические фамилии вынуждены делить свою власть с финансовыми элитами, создавшими ещё на заре Нового времени Ост-индскую компанию, а затем – конгломерат банков, корпораций и инвестиционных фондов.

Но за счёт чего монархам так долго удавалось оставаться на плаву? Почему даже в эпоху «восстания масс» большинство британцев соглашались считать себя поддаными королей?